asvetka (asvetka) wrote,
asvetka
asvetka

Categories:

10 день, 21.07.2010г. "А и Б, дубль-2", или "Вы хочете экстриму? Его у нас есть!"(Софийские озёра - пер.Кара-Джаш (1А) - пер.Лже-Орлёнок (1Б?) - ночёвка чёрт знает где)


Тихая безветренная ночь уступила место такому же тихому утру. И хотя утро 21 июля наступило по расписанию, в палатке почему-то было не так светло, как ожидалось. Солнцу не удавалось пробиться сквозь фильтр тончайшей облачности, оно тускло сияло, словно фонарь в плотном тумане. Облачная вуаль за ночь растеклась по небосводу, вот ведь как - и ветра вроде не было, а заволокло, и теперь вокруг нас очень медленно, но неотвратимо сжималось кольцо облачности. А потому довольно глупо было бы задаваться вопросом "Будет ли сегодня дождь?", правильная постановка вопроса была другая - "КАК СКОРО дождь начнётся?"

Рассудив, что в запасе у нас есть как минимум полдня, мы решили действовать по обстановке, в конце концов, мы всегда можем разбить запланированный на день переход на две части. А в планах был довольно простой перевал Кара-Джаш (1А) и неизвестный нам, по словам ходивших - весьма нетривиальный, перевал Орлёнок (1Б). Эти "А и Б" мы хотели дополнить красивыми радиалками на вершину Минги-Кёль-Баши и озеро Кратерное. Не всем планам суждено было сбыться, но обо всём по порядку.

Хотелось успеть сделать несколько снимков, пока голубое небо совсем не скрылось в облаках. В поисках наиболее удачной точки съёмки я забрела на вершину холма над большим озером, где обнаружила деревянный крест, приваленный камнями. Впоследствии удалось узнать, что крест этот установлен в память об одном из исследователей Кавказа, Николае Бондареве, чьи рассказы очень поспособствовали моему знакомству с Архызом.

С вершины холма хорошо просматривается София, и в это самое время к вершине движется группа Вадима. Нет, мне не удалось разглядеть их в бинокль, просто я знаю, что они там. Ажурные завитки облачности над массивом Софии заставляют меня тревожиться за краснодарцев, но, надеюсь, им хватит времени, чтобы завершить восхождение по хорошей погоде.

Туристы с нижнего озера собрались раньше нас и гуськом проследовали на Иркиз. А мы спустя полчаса направились в противоположную сторону, к перевалу Кара-Джаш.


Набитая тропа обходит большое озеро по берегу, а затем перекидывается на гребень, ограничивающий озёрную котловину. Слева остаётся ещё одно озерцо, поменьше размером, но очень живописное, лазурной каплей застывшее среди серых камней. Поднимаемся на невысокий отрожек Софийского хребта, и перед нами во всей красе предстаёт скальный замок Кара-Джаш. Подступы к массиву Кара-Джаша это сплошной каменный хаос, рассечённый снежниками. Такой рельеф лучше всего описывается понятием "всхолмленное каменистое плато", для меня этот довольно суровый ландшафт весьма притягателен, и я с первого взгляда становлюсь фанатом этого места. Травяной ковёр, заполняющий пространство между камнями, усыпан цветущими колокольчиками и ветреницами. Тропа среди камней едва угадывается, но сразу бросается в глаза безумная популярность района - такого количества каменных туров я не встречала больше нигде. Туры сложены чуть ли не через каждые 10 метров, причём некоторые сооружены с таким расчётом, что даже при высоком снежном покрове будут хорошо заметны. Один из таких «монументов» установлен на отдельно стоящем большом камне, и словно "перст указующий" тычет в небо каменным пальцем.

Привалившись на ровной площадке, мы всматриваемся в причудливые формы рельефа и пытаемся издали угадать, где среди каменных россыпей может проходить тропа на перевал. Сам перевал определяется однозначно, в бинокль виден даже перевальный тур. Подходы к перевальному взлёту и часть склона завалены снегом, поэтому мы даже не стараемся отыскать глазами очередной тур, а сразу намечаем свой путь. Нам представляется логичным не петлять среди камней, а подойти под склон кратчайшим путём и по снежнику начать плавно набирать высоту в направлении седловины. В пользу нашего варианта "высказался" чей-то одиночный след, диагональю протянувшийся по снежнику в сторону перевала. Конечно, это не "лыжня", натоптанная десятками пар ног, но тоже аргумент. И мы окончательно утвердились в своём решении срезать воображаемые изгибы маршрутной тропы, которая, безусловно, существует где-то в этом мире холмов, впадин и камней.

Замечаю какое-то движение на седловине. Взгляд в бинокль позволяет различить как минимум человек шесть, копошащихся возле тура. Наверное, фотографируются и пишут записку. Возникает мысль подсмотреть, как они будут спускаться. Но нет, спускаться они не собираются, а гуськом направляются по гребню в направлении вершины Минги-Кёль-Баши. Что ж, будем придерживаться своего плана подъёма.

Васька зовёт меня подняться на небольшой холмик. Оттуда открывается вид на озеро Верхняя Запятая. По форме озеро на запятую похоже весьма отдалённо, тому причиной снежники, сковывающие его берега и придающие очертаниям озера неопределённую форму. У озера стоят палаточки. Со стоянки доносятся голоса и звонкий смех. Уж не Серж ли с друзьями? Разглядываю в бинокль стоянку - нет, палатки не знакомые. Значит, не судьба. Это была последняя точка возможного пересечения наших маршрутов, но по времени мы не совпали.

Выдвигаемся в сторону перевала. Чтобы добраться до снежника, приходится перевалить крупнокаменистую гряду. Многие камни подвижны, ноги в постоянном напряжении, наконец, порядком измотавшись в борьбе с камнями, мы спрыгиваем на снег. Вот это раздолье! В считанные минуты мы преодолеваем относительно ровную, но достаточно протяжённую часть пути к перевалу. Теперь только вверх. Склон довольно крут, но по снегу идти легко. Примерно на середине подъёма замечаем, что чуть выше из-под снежника вырывается набитая тропа. Мы, оказывается, шли ниже тропы параллельно ей. Поднимаемся на тропу, вьющуюся крутым серпантином по склону. С каждым шагом за нашими спинами всё шире разворачивается восхитительная панорама в сторону Верхней Запятой. Внезапно меня подкашивает моя метеозависимость - начинает болеть голова, не сильно, но настойчиво. Небо к этому моменту, действительно, приобрело угрожающую мрачность. Надо признать, что от непогоды нас отделяет весьма малый промежуток времени. Но мы уже почти на перевале, ненастье не застигнет нас врасплох на крутом склоне. Чего не скажешь о тех, кто в это время продолжает карабкаться к вершине Минги-Кёль-Баши.

Перевал Кара-Джаш встретил нас порывистым ветром и слабой моросью. К этому времени мы жутко проголодались, так что первейшим делом для нас было подкрепиться. И одеться потеплее, а то похолодало неслабо. Одержав победу над голодом и холодом, мы приступили к осмотру перевала.

Перевальный тур на Кара-Джаше - это отдельная песня. Лишь красный флажок как-то в тему, остальные же причиндалы просто ради стёба сгруппированы в безумную композицию из совершенно неуместных здесь предметов. Кто-то преподнёс в дар перевалу свои электронные часы, видимо, получившие в походе неустранимую неисправность. Кому-то не лень было затащить сюда искорёженный номерной знак, весящий, мягко говоря, немало. Впрочем, мне доводилось видеть в одном из походов ещё более тяжёлое украшение перевального тура - керамический изолятор, это было на Оленьем перевале. А вот ещё штуковина - словно насмешка над обладателями мобильников, не фунциклирующих в этом районе даже на высоте перевала, - лежит себе среди камней красненький кнопочный телефонный аппарат. "Алло, алло! Кто-нибудь меня слышит? Сейчас ливанёт! Сматывайтесь!:)"

Про "ливанёт" это была не шутка. Облачность сильно сгустилась, и к укрупнившимся редким каплям дождя добавились громовые раскаты. Стало понятно, что просветление на небе само по себе не наступит. Хотим мы того или нет, но будет гроза. Мы выковыряли записку из тура и узнали, наконец, кто сегодня рискует вымокнуть до нитки на склоне Минги-Кёль-Баши. Оказалось, наши земляки, туристы из Таганрога, это их лагерь мы видели на Верхней Запятой. Из записки следовало, что группа отправилась на вершину радиально. Что ж, пожелаем, чтобы они успели вовремя и без происшествий спуститься.

Не желая встречи с грозой на гребне хребта, мы не стали терять времени и начали спуск с Кара-Джаша. Мы уносили ноги и часто оглядывались. Район перевала стремительно заволакивало грязно-серыми обрывками облачности. Но над нами морось почти прекратилась, и хотя где-то вдалеке продолжало греметь, мелькнула мысль, что нам чудом удалось сбежать от непогоды. Ага, размечтались! Мы уже были на подходе к развилке "Кратерное - Орлёнок", как вдруг заморосило со всей дури. Мы надели плащи и накидки на рюкзаки, но пройдя ещё немного, поняли, что пора остановиться и переждать. Чтобы не замёрзнуть в ожидании с моря погоды, решили без рюкзаков сходить посмотреть на Кратерное. Рюкзаки привалили к большому камню, там почти не капало, и полезли на холм, рассудив, что с его высоты откроется вид на озеро. Мы не ошиблись, озеро смотрелось оттуда весьма эффектно, но картину портила унылая погода. И всё-таки, несмотря на погоду, Кратерное мне очень понравилось. Нам не удалось вдоволь насладиться пейзажем, поскольку со стороны ГКХ на нас стремительно надвигался мрачный облачный фронт и доносились громовые раскаты, всё учащающиеся. Дождь припустил, а мы поспешили спуститься с холма к рюкзакам и по пути принять стратегически важное решение – ставить палатку и пережидать ненастье.

Сколько времени длится июльская гроза? Опыт прошлых лет, да и совсем недавний случай в долине Салыннгана, подсказывали, что часа два как минимум. Если дольше, то вполне вероятно, что придётся заночевать здесь, времени на перевал Орлёнок может не хватить. С расчетом на потенциальную ночёвку мы выбрали место для палатки, которое не зальёт водой, и достаточно ровненькое. Укутавшись в спальники, мы сладко задремали. Но мне не удалось поспать и получаса. Поднявшийся ветер стал забивать дождевые струи под тент с такой силой, что намокшая палатка с очередным порывом брызнула мне в лицо, а я, очумев от такого мокрого пробуждения, не могла ничего вымолвить, кроме как "твою мать!" А дальше было как в одной песенке - "и тут как жахнет, и как бабахнет, потом шарахнет и шандарахнет…" Молнии, одна за одной, с характерным треском прорезали себе путь с неба на землю, а мы невольно зажмуривались от их ярких вспышек и инстинктивно отсчитывали секунды от вспышки до громового раската. Выходило, что гроза к нам всё ближе и ближе. Земля под нами содрогалась всё чаще и чаще. Как хорошо, что мы не видели происходящего за пределами палатки. Прижавшись друг к другу, мы прислушивались к окружающим палатку звукам и гадали, когда же это прекратится, а время будто остановилось и минуты казались нам часами. По прошествии довольно большого, на наш взгляд, промежутка времени канонада грома стала стихать, а на нас обрушился ливень. Палатку трепало ветром, намокшая примерно на треть по высоте ткань потихоньку пропускала воду внутрь, благодаря чему низ палатки стал влажным не только снаружи, но и изнутри. Мы уложили рюкзаки на карематы и скукожились на оставшемся сухом пространстве. Васька заснул, а я ещё долго от нечего делать рассматривала карту, фотографии, пыталась записывать в блокнотик события, но в итоге незаметно для себя провалилась в сон.

Примерно через пару часов, разбуженные наступившей тишиной, мы выглянули из палатки. Проливного дождя и след простыл. Сонная долина Псыша утонула в тумане. Наполненное влагой, мрачное небо, казалось, вот-вот рухнет вниз под тяжестью свинцовых облаков. Наступившие среди дня сумерки заставили взглянуть на часы - а времени всего-то 15-45.

Затишье длилось недолго. Видимо, хмурое небо исчерпало свой запас терпения и его снова прорвало. Мы укрылись в палатке, где предались сну ещё на час с небольшим. Наше пробуждение было ознаменовано ярким солнечным светом, согревающим нас сквозь палатку и звонкими птичьими голосами. Мы вылезли на свежий воздух и были ошеломлены красотой умытых дождём гор. Лёгкая облачность стремительно поднималась вверх и на наших глазах таяла. Сквозь неё с каждой секундой всё отчётливее проступали очертания хребтов и ярко-синее небо. На смену тёмным облачным караванам пришли лёгкие белые и пушистые облачка.

Глядя на эту картину, мы задались вопросом о наших дальнейших действиях. Впереди ещё 3,5-4 часа светлого времени суток, не терять же их даром. Отдохнувшие и выспавшиеся, полные сил, мы рвались в путь. Поэтому нам очень легко дался выбор между ночёвкой здесь и желанием идти на перевал Орлёнок. Конечно же, на перевал! Но для начала мы должны были убедиться, что дождь не начнётся снова и выждали около получаса. За это время палатка подсохла, а погода фантастически улучшилась. Вскоре уже ничто не напоминало о жутком четырёхчасовом ливне с грозой. Мы приступили к сборам и в 17-40 выдвинулись в сторону Орлёнка. Кто-то скажет, что мы поступили безрассудно, начав в такое позднее время подъём на перевал, к тому же довольно непростой перевал и незнакомый нам. Мы это осознавали. Однако, наш выбор также был вызван опасением, что раз дожди в Архызе начались, то могут зарядить на несколько дней. Поэтому грех не воспользоваться чудной вечерней погодой.

Думаю, стоит вставить несколько слов о том, что нам было известно об Орлёнке. Если честно, то довольно мало. Знали, что через Орлёнок пролегает кратчайший путь из Архыза на Софийский хребет, но пользуются этим путём не часто. Скорее всего, причина тому - категория 1Б, не каждая группа начинает свой поход с такого перевала. "Единичкам" такой перевал как бы и не нужен, а "двойки"-"тройки" могут что-нибудь и полакомее Орлёнка забацать или оставить Орлёнка "про запас" на тот случай, если другие 1Б по каким-то причинам не пройдут. Описаний прохождения Орлёнка в инете оказалось раз, два и обчёлся. Наиболее понравившееся мне описание находится здесь http://arhiz.yanval.ru/orel_dale, и особенно приятно, что сделано оно моим земляком Яном, настоящим фанатом Архыза. Треков и координат в этом описании нет, но представление о том, что мы увидим по ту сторону хребта, у меня сложилось. Так в моей голове засела мысль о том, что спустившись с перевала, мы буквально сразу отыщем место для ночёвки ("два балла" мне за невнимательность и неуточнение времени, к которому относилось описание). Помимо этого описания я просмотрела множество других упоминаний об Орлёнке и его фотографий, но реального трека в формате Ozi найти не удалось. Зато нашёлся отсканированный кусок карты с нанесённым треком по долине Орлёнка на перевал и далее на Кара-Джаш - как раз наш случай. И я нарисовала трек, максимально точно скопировав его с найденной картинки.

А вот с фотографиями перевала небольшой казус вышел. Многие туристические группы по пути на Кара-Джаш не оставляют без внимания район Орлёнка. Обычно они фотографируют кусок хребта с причудливыми скальными башнями, а потом вставляют фото в свой отчет с указанием, что, дескать, там между этих скал и есть некий перевал Орлёнок, 1Б. И у меня в голове крепко-накрепко засел этот образ, слишком уж часто он попадался мне на глаза в различных отчётах. Поэтому, когда я на спуске с Кара-Джаша, ещё до грозы, увидела "знакомую" скальную башню и крутую светло-коричневую осыпь, тянущуюся к ней, то сразу указала Ваське - вот же он, Орлёнок. Васька не очень доверчиво заметил - крутовато там как-то. А я ему - ну да, крутовато, это ж 1Б, да это стопудово Орлёнок, я десятки фоток таких видела, чуть не ляпнула "зуб даю"… Описание Яна с его фотографиями я не успела распечатать, а жаль - оно могло бы многое расставить по местам.

И вот, наконец, настал момент истины. Мы подошли к началу подъёма на перевал Орлёнок в точности по нарисованному мной треку. Тропу мы как-то не приметили, возможно, потому что на склоне много осыпного материала. Нам показалось, что подниматься будет значительно проще, если прижиматься вправо, к скалам, возле которых было много травяных полок. А на светло-коричневую осыпь мы выберемся уже на середине подъёма. На том и порешили, и потопали вверх по траве и камням. Порой возникало ощущение, что идём по едва заметной тропе, но потом она исчезала в обломках камней и найти её продолжение не удавалось. Но вскоре "ощущение тропы" переросло в уверенность - на травяных полках попадались конкретно вытоптанные участки, да и на камнях виднелись следы хождения по ним. Смущало только одно - когда мы набрали метров 200 и вошли в скальный кулуар, который был значительно правее того Орлёнка, который якобы виден с караджашской тропы и присутствует на виденных мной фотографиях, тропа в кулуаре не закончилась, а стала даже более читаемой... Вот тут-то я и заподозрила подвох. То ли фотографы морочат мне голову, то ли мы идём не на Орлёнок, а на вершину Кара-Джаш? Но GPS утверждал, что идём мы всё-таки на Орлёнок, а та красивая седловинка, что видна с караджашской тропы - совсем не гребень хребта. Несмотря на это, я пыталась упорствовать и уговаривала Ваську принять влево, вылезти на эту чёртову осыпь и по ней лезть вверх. Вот насколько сильны бывают стереотипы. Благо, у Васьки никаких представлений об Орлёнке до похода не было и он трезвым взглядом оценивал ситуацию, продолжая идти вверх по тропе и уверяя меня, что тропа это самый веский аргумент. А меня распирали противоречия, я шла за Васькой и всё время бухтела, что это не та тропа, что GPS врёт, что это я сама неточно нарисовала трек и теперь мы по нему идём чёрт знает куда, что мы залезем на вершину пика Кара-Джаш и не сможем спуститься. В общем, чуть было не поругались. Но здравый смысл одержал верх над склоками, ведь мы хоть и маленькая, но группа, и должны держаться вместе, даже если идём не туда.

Привычка оглядываться назад на подъёме приподнесла мне сюрприз. Зелёная лужайка под перевальным взлётом не представляет из себя ничего такого особенного, пока не взглянешь на неё сверху. А с высоты она словно гостевая книга, где принято отмечаться группам, посетившим это место. Сложенные из камней надписи хранят память о тех, кто прошёл по караджашской тропе и имел достаточно времени на создание каменного послания. Здесь и названия городов - Архангельск, Днепр, Таганрог, Саранск, Ростов, Питер, Новошахтинск, Запорожье, Казань; и фамилии туристов - Котовы, Журавлевы; и признания в любви - "Наташа, я тебя люблю"; и очень уместный призыв "Соблюдайте чистоту!".

Кулуар по мере подъёма становился всё круче, а под ногами попадалось всё больше свежеобвалившихся камней с нависающей слева скалы. Последнее обстоятельство сильно напрягало. В поисках более безопасного пути мы выбрались на скалки правого борта кулуара. Теперь мы были вне зоны возможного камнепада. Двигаться по узеньким полочкам иногда приходилось бочком-бочком, прильнув телом к скале. Именно в такие напряжённые моменты почему-то больше всего тянуло обернуться и заглянуть вниз. И мы оборачивались, и дух захватывало от увиденного. Особенно впечатлило озеро Кратерное, которое несколько часов назад мы рассматривали вблизи и сожалели, что погода подкачала. С высоты Кратерное смотрится на порядок эффектнее. Не знаю, как выглядит озеро с вершины Минги-Кёль-Баши, но с подъёма на Орлёнок ракурс просто потрясающий. Я, ни минуты не сомневаясь, присвоила Кратерному звание красивейшего озера Софийского хребта, и пусть кто-то посмеет мне возразить.

До гребня остаётся около 80 метров. GPS, наконец-таки, начинает меня поддерживать, указывая налево. Да мы и сами не слепые, видим перевальную площадку. Вот только никак не сообразим, как на неё взобраться. Непонятно, как обойти отвесную скалу, слева от неё круто, справа вроде как попроще, но там уже зона тени и мы издали не разглядим, реально там пройти или нет. А тратить время на неудачную попытку не хочется, вернее, времени у нас на это просто нет - на часах уже 18-30. В долине Псыша зарождается вечерний туман. Поднимаясь вверх, туман норовит сцапать нас в свои влажные объятия, так что некогда раздумывать, надо действовать. Васька предлагает придерживаться ранее выбранного направления, всё равно ведь выйдем на гребень. Так мы и поступаем, ускользая из призрачных сетей тумана туда, где ещё светит солнце.

В 18-48 мы достигаем гребня. Мы не на Орлёнке, а чуть восточнее и выше него метров на 60. В шутку называю это место «лже-Орлёнком». Времени у нас в обрез, и мы даём себе 15-ти-минутную передышку - ровно столько, сколько требуется на то, чтобы чуточку отдохнуть, съесть шоколадку, осмотреться и нафотографироваться. Как фотолюбитель, я высоко оценила "лже-Орлёнок", очень уж отсюда хороши виды в сторону ГКХ. Озеро Кратерное оказалось частично скрыто за скалистым отрожком, но эта недосказанность привнесла какой-то особый шарм. Набирающая яркость половинка луны на неуспевшем потемнеть небе и тянущиеся к озеру туманные щупальца придали композиции сказочный вид. Каких-то 5-8 минут, и туман поглотил Кратерное, заполонил всю долину Псыша, и стал предпринимать попытки подобраться к нам, как бы намекая, что нам пора спускаться.

Никогда раньше мы не оказывались на перевале так близко к окончанию светового дня. Первым делом надо было наметить маршрут спуска. Варианта два - либо дойти по скалистому гребню до перевала Орлёнок и оттуда без проблем спуститься по снежнику, либо выйти на этот снежник сбоку по осыпи довольно крупных камней. Конечно, прикольно было бы посмотреть с Орлёнка, как следует обходить смутившую нас на подъёме скальную стенку, но не судьба. И времени нет, и как выбраться на Орлёнок неочевидно. Гребень ощетинился острыми скалами, сразу и не поймёшь, как их обходить. Поэтому мы начинаем спуск по осыпи, и сразу понимаем, что при первой же возможности надо выбраться на снег - уж больно камни шаткие.

Закатное солнце слепит глаза, не давая возможности рассмотреть, где внизу есть место под палатку. Ощущается вечернее похолодание, но быстро идти по камням, чтобы согреться, не получается. Прём в сторону снежника напрямую, только бы уйти с камней. Снежник твёрдый и крутой, но мне как всегда везёт - иду по васькиным следам. Примерно на середине спуска начинаются борозды размягчённого снега, окантованные плотными обледеневшими участками. Попав в борозду, удобно скользить вниз, при необходимости выруливая на ледяной бугорок для торможения. Скорость развивается стремительно, мы всё дальше удаляемся от хребта, золотящегося в лучах заходящего солнца. О том, как важно вовремя затормозить, мне напоминает крик Васьки: «Осторожно, тут воды полно!» Я сбавляю скорость, но это не спасает тонкий край снежника от обрушения под моей тяжестью. Чуток намочив ботинки, и без того уже влажные от снега, я выбираюсь на камни. Всё! Отдых! Мы жуём конфетки, пьём воду, сбросив рюкзаки среди камней. Осматриваемся - где, мол, тут можно на ночь обосноваться? И понимаем, что нигде. Видимо, те стоянки, что упоминались в описании, ещё под снегом, а среди камней ровного места не найти.

Взглянули на часы - 19-30, затем на карту - выходило, что через 1,5-2 км будет офигенное выполаживание и даже редкая растительность в виде кустарника. Накатила ностальгия по душевным посиделкам у костра, и мы загорелись желанием спуститься туда, где карта раскрашена в зелёный цвет. Но если по пути туда какое-либо местечко нам понравится, то там и остановимся. Ну что, вперёд? Времени в запасе есть как минимум час, дойдём! Заранее оговорюсь - впоследствии я была счастлива, что мы с Васькой были только вдвоём и никого не затащили в эту …опу, герои, блин:)

Окинув прощальным взглядом район Орлёнка, мы устремились в неизвестность. Солнце уже скрылось за хребтом, но до наступления темноты было ещё далеко. Наш путь пролегал примерно по центру троговой долины, именно тут мы предполагали найти тропу. Неизвестный нам автор трека по долине Орлёнка, наверняка, ходил здесь не напролом, и мы стали выруливать на трек. Вскоре нашлось что-то отдалённо смахивающее на тропку, и мы вздохнули с облегчением. Однако, огибая бугорки и каменюки, тропка почти не сбрасывала высоту. После получаса ходьбы мы так и не выбрались из зоны снежников и безжизненных каменных россыпей и не нашли ровной площадки под палатку. Справа по ходу тянулся длиннющий снежник, обильно посыпанный осколочным материалом. В конце концов, тропка свернула направо, именно к этому снежнику, и исчезла под ним.

GPS выразил свою солидарность с тропкой, указав в ту же сторону. Логично, ведь дальше идти по бугоркам было некуда - впереди был обрыв. С высоты мы заглянули вниз - вот, блин, а спускаться-то ещё ого-го сколько… В наступающих сумерках мы смогли разглядеть далеко внизу зелёные пятнышки травяных полянок среди серого каменного моря. Вот туда-то нам и надобно попасть! Навскидку предстояло сбросить метров 200, если не больше. Прикинув, что через полчаса стемнеет, мы всё-таки решили продолжить спуск, ведь нам до сих пор не попалось местечка, пригодного для ночлега.

Мы вышли на снег. Разгорячённые от быстрой ходьбы, мы не ощущали, что уже подморозило, а вот снежник чётко среагировал на изменение температуры. Его невероятно твёрдая поверхность слегка обледенела. Идти по скользкому снегу было непривычно, но пока уклон был небольшим, особого страха не возникало. Но когда мы достигли точки перегиба, откуда снежник круто уходил вниз, не знаю, как Ваське, а мне стало не по себе. При этом больше всего напрягала безысходность - подняться обратно по скользкому снегу казалось ещё более нереальным, чем продолжать спуск. Даже если бы и можно было вернуться назад, то что бы это нам дало? Стоянок там всё равно нет. Таким образом, о том, чтобы вернуться, речь не шла вообще. И мы очень осторожно, и как следствие - чрезвычайно медленно, шаг за шагом стали двигаться вниз. Васька рубил ступени, но его след представлял собой едва заметные на снегу «лунные серпы». Я, затаив дыхание, пыталась зафиксироваться ребрами подошв в этих зарубках. Вокруг царила оглушительная тишина, которую нарушали лишь стук сердца, удары ледоруба и скрип моих проворачивающихся в снегу палок. Тихо-тихо на нас опускалась ночь. Зажглись первые звёзды, разгорелась луна. А мы всё шли и шли, и казалось, конца не будет этому снежнику. На самом деле, мы не так уж долго спускались, но ощущение было такое, будто идём не один час. Видимо, мы здорово устали. Наконец, Васька вырулил на камни, торчащие из-под снега, и нам удалось отдышаться и сбросить напряжение. Но надо было торопиться, и мы проскочили по камням сколько смогли, затем опять пришлось выйти на снег. Добравшись до края снежника, мы с вожделением взглянули на зелёные полянки внизу - эх, скорей бы туда! Но нас разделял расширяющийся книзу осыпной конус, и надо было решить каким образом по нему спускаться. В темноте ничего особо не разглядишь, нам показалось, что по левому краю конуса пройти легче, хотя я до сих пор в этом твёрдо не уверена. И мы приняли влево до упора, т.е. до скал, ограничивающих этот участок ущелья. Со скал сочилась вода, размягчая почву под нашими ногами до состояния, аналогичного тому, что можно наблюдать рядом с кошами. Мы не шли, а съезжали вниз по этой грязюке, одним шагом преодолевая около метра в высоту. Вместе с нами вниз ехали куски склона, провоцируя камнепады на своём пути. Мы наделали такого шороху, что казалось - нас слышно с поляны Таулу.

Зелёные полянки были всё ближе, но уже нельзя было назвать их зелёными, в сумерках это были тёмные пятнышки на более светлом фоне. Миновав грязный спуск, мы вышли на крупные камни. Незадолго до этого мы пересекали ручеёк, и Васька предлагал набрать из него воды. Но я почему-то была зациклена на том, чтобы скорее спуститься, и заверила Ваську, что внизу мы без проблем найдём воду. В общем, воды мы не набрали, это была ошибка. У Васьки оставалось примерно 0,5 л воды, но тогда мы ещё не знали, что эти поллитра - всё, на что мы можем рассчитывать до 11 часов следующего утра.

Когда ноги ощутили растительность той самой зелёной полянки, запримеченной ещё до начала так измотавшего нас спуска, мы испытали небольшой шок. Это была не ровная полянка, а поросший кустами карликовой ивы кусок склона нехилой крутизны. Ощущение было такое, как в той песне - "
Том Круз сказал: Shit! Микки Рурк сказал: Fuck! Джон Траволта сказал: Блин, я был полный мудак!" Предположить такой засады мы просто не могли. Чертыхнувшись, мы продолжили спуск (а что нам ещё оставалось?), лавируя между крупных шатающихся камней и запутываясь в стеблях ивы. Следующая полянка была тоже совсем не полянка, и следующая, и послеследующая… А на часах к тому моменту натикало 22-00. Небо покрылось вуалью облаков, приглушив лунный свет, но нам было уже пофиг. Мы и так шли почти вслепую, прощупывая путь ногами. Несмотря на усталость, мы не упали духом и не воспринимали сложившуюся ситуацию как безвыходную. Руки-ноги целы - и хорошо, а до какой-нибудь площадки добредём. Зажжём фонари и дотопаем. Будем хоть до полуночи идти, но дойдём. И воду найдём. Смущало только одно - на горизонте одна за другой вспыхивали зарницы и со стороны Архыза к нам приближался облачный фронт.

Впереди из темноты проступали контуры каменистой террасы, примыкающей к левому борту ущелья. Мы были настроены так решительно, что забрались бы и туда в поисках горизонтального клочка земли. Но судьба смилостивилась над нами и послала нам заросшую иван-чаем крохотную полянку, обрамлённую по периметру рододой и карликовой ивой. Мы чуть было не проскочили её, но потом в голове щёлкнуло - стоп! тут же ровно!!!

Рюкзаки полетели с плеч долой. Не веря своему счастью, мы прощупали ногами площадку, выкинули с неё несколько камней и единогласно признали место идеальнейшим в данных условиях. Так, в 22-45, был завершен наш предпоследний ходовой день. Он был богат на события и дал нам немало поводов для размышлений, большинство из которых начиналось с вопроса "А правильно ли мы поступили, что…?"

На поиски воды сил у нас не осталось. Да и на ужин тоже. Мы сделали по нескольку глотков водицы, закутались в спальники, и, ощутив спинами нереальную горизонтальность и мягкость, моментально вырубились. Ночью мне снилось, что мы-таки взобрались на каменистую террасу, а там, куда ни глянь - размеченные площадки для палаток, бревнышки, лавочки, горы дров, приятная тень деревьев, я валяюсь в гамаке, а в глаз мне светит яркое солнце. Но это во сне было солнце. В реальном мире в этот момент небо пронзила ярчайшая вспышка молнии, заставившая меня открыть глаза. Последовал оглушительный раскат грома, но Васька, кажется, его не услышал и продолжал спать сном младенца. А я ещё долго напряжённо прислушивалась и сверлила глазами темноту в ожидании новой вспышки, силясь понять, что день грядущий нам готовит. Это было странно, но ни молния, ни гром больше не повторились. До самого утра я больше не просыпалась.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments