asvetka (asvetka) wrote,
asvetka
asvetka

Category:

Через Назалыкол и Назлы-Рынджи. Часть 2.



В 11-30 мы приступаем к спуску с Назалыкола. Залежавшиеся под седловиной остатки снежника проскакиваем в считанные мгновенья, и на этом на какое-то время прощаемся с удобным для передвижения рельефом.


Ниже снежника на сырой мелкокаменной рыжеватой сыпухе, перемежающейся с островками травы, местами прослеживаются обрывки тропы. Но чем ниже, тем больше камней и они всё крупнее, так что о тропе даже думать бессмысленно, не говоря уж о том, чтобы специально выискивать, где ж там натоптано. Главное - спускаться наиболее удобным для ног путём и следить, чтобы камней друг на друга не спустить.

Забирать сильно вправо под скалы не стоит - наличие такого количества свежих обломков камней под ними говорит само за себя. И пусть до сего момента мы не видели и не слышали, чтобы со скал сорвался хотя бы один камешек, нарываться не будем. Поэтому на первом этапе спуска мы стараемся придерживаться более безопасного и более пологого левого борта, образованного отрогом вершины 3363,0 м.


По пути встречаются несколько зелёных пятачков под стоянку, но без воды поблизости. Конечно же, эти скромные площадки ни в какое сравнение не идут с тем шикарным местом, где ночевали мы.



Где-то справа по ходу в ложбинке должно быть озерцо, на карте оно обозначено. Действительно, некая глубокая воронка, забитая снежником, среди камней просматривается. Издали на озеро она совсем не похожа, а ближе к ней подходить мы не собираемся, малость не по пути:)

Нагромождения камней, кажется, не закончатся никогда... Камни довольно красивые - есть рыжие, есть красноватые, есть сверкающие на солнце словно позолоченные. Глаз радуется, а вот ноги потихоньку начинают протестовать...


Наконец-то, появляется неплохой обзор на массив Гаралыкол-Баши. В районе верховий Назалыкола это доминирующая вершина, значительно выделяющаяся среди окружающих гор. На картах ГШ имеется отметка 3768 м, обозначающая узловую безымянную вершину, и мне трудно судить - имелась ли в виду какая-то другая вершина или это ошибка в карте, ведь по другим данным высота Гаралыкол-Баши достигает 3819 м.

Таким образом, Гаралыкол-Баши самую малость уступает Кышкаджеру (3822,8 м) в борьбе за звание самой северной вершины Западного Кавказа, превышающей 3800 м. Вообще, в Боковом хребте и его отрогах высокие вершины не редкость - взять к примеру тот же Эльбрус.


Ненадолго приваливаемся на площадочке, чтобы дать ногам отдых и насладиться видами. Гаралыкол-Баши словно нераспустившийся бутон каменного цветка впечатляет тем сильнее, чем дольше на него глядишь.

Посидели-отдохнули, пора и продолжить корячиться по каменюкам:) Вскоре мы зависаем на краю первой из двух каменистых ступеней, спустившись с которых мы окажемся на сравнительно "ровном" участке пути.


Почему-то Олегу вариант спускаться "по ступеням" не понравился и он продолжил траверс, стараясь не терять высоту, а для этого, соответственно, забирая всё больше вправо в сторону скал. Его задумка была понятна - он хотел спуститься по удобному снежнику, а не по задолбавшим шатающимся камням. Мы с Васей всё-таки предпочли спускаться именно здесь, хотя, не скрою, это было местами непросто. Очень подвижные камни требовали большой осторожности и всяческих обходов, удлиняя наш путь в разы, поэтому неудивительно, что Олег нас обогнал и поджидал нас уже где-то далеко впереди.


Через некоторое время мы снова были в сборе. Сравнительно горизонтальный участок, самый низкий между перевалами, проскочили быстро, что даже и не заметили. Камни тут оказались хорошо слежавшимися и не заставляли нас проявлять чудеса балансирования.


И вот перед нами начало подъёма к языку ледника, нас разделяет лишь неглубокая ложбинка, по дну которой струится мутный ручеёк. Вот сейчас быстренько спустимся, чего там - всего пару-тройку метров вниз, перепрыгнем ручеёк...

И не раздумывая, Вася с Олегом разом сделали шаг вниз... Ну, и я вслед за ними, чтоб не отставать. Влажная серая каменисто-песчаная масса, казалось, только этого и ждала - она решила ехать вниз вместе с нами. Мы не особо смутились, сыпуху не впервые ногами щупаем, но на финише на ногах удержаться смог только Васька. Наверное, ему повезло и он затормозился на прибрежном песочке. Мы же с Олегом выкатились аккурат на лёд, намёрзший у воды и замаскированный мелкими камешками, и от неожиданности шмякнулись. Мало того, что штаны по колено в серой грязюке, так ещё и синяков заработали, а ведь даже не успели на ледник выйти. Потирая ушибленное бедро, я эгоистично подумала, что, пожалуй, не стоит стремиться успевать за мужиками, гораздо полезнее будет наблюдать, как они идут. И дала себе слово быть внимательнее, раз уж не получается просчитывать события на несколько шагов вперёд:)

За ручьём начался ощутимый подъём.


Позади остаётся каменное море...


Выход на ледник мы произвели примерно по центру его языка, в том месте, где он был обильно посыпан обломками камней. Эта широкая полоса обломочного материала показалась нам наиболее логичной для подъёма. Хотя мы не забывали и об альтернативе, увиденной с перевала Назалыкол - обходе ледника по каменистому гребешку. Если выбирать путь по гребешку, то, возможно, надо было бы забраться на него раньше, но вполне реально было сделать это и сейчас. Вот только при ближайшем рассмотрении гребешок оказался каким-то высоким и с неустойчивыми на вид камнями, так что у нас отпало желание туда лезть. Более пологий на вид язык ледника наши ноги одобряли, и мы повиновались. Значит, пойдём "по классике".


Поначалу шли рядышком и как бы по середине полосы камней, но с какого-то момента Вася отклонился в сторону её левого края, а затем неожиданно для нас (а может - и для себя?) пересёк полосу более открытого льда по вмёрзшим камням и вышел на следующую каменистую полосу, но гораздо более узенькую. Олег продолжал подъём, придерживаясь избранного в самом начале направления, прямо "в лоб" по камням, прикрывающим лёд. Маршрут Олега проходил ближе к скалам, которые, собственно, и были источником того огромного количества камней под ногами.

Поставленная перед выбором за кем идти, а также памятуя о недавнем падении и обещании "наблюдать!", я отпустила мужиков на некоторое расстояние с целью понять, как лучше идти мне. И выбрала вариант Олега, хотя этот более близкий к скалам путь был потенциально опаснее из-за камнепада. Я рассудила, что не стоит преувеличивать степень этой опасности, поскольку все камни, прикрывающие ледник, даже большущие, были накрепко впаяны в лёд, эти камни очутились здесь явно не сегодня и не вчера. Скорее всего, скатились они со скал ещё весной и застряли в снегу, который постепенно стаял, а камни так и остались, но за это время успели накрепко примёрзнуть к ледниковой поверхности. К тому же не наблюдалось ни малейшего ветерка, да и солнце, спрятавшееся за плотные облака, не раскаляло скалы, что могло бы спровоцировать новый камнепад.

Правда, некое волнение в душе всё-таки присутствовало, иначе как объяснить, что вместо того, чтобы крикнуть Ваське "иди, как тебе удобней, а я тут буду подниматься", я показала ему это знаками. И даже с Олегом, который шёл в нескольких шагах впереди, мы переговаривались чуть ли не шёпотом. Стереотип "крик в горах может вызвать обвал" оказался силён:)

Итак, наши пути на подъёме по языку ледника Назалыкол разветвились. Василий поднимался по узенькой каменистой полосе в левой части ледникового языка, а мы с Олегом - по центру широкой полосы камней.


Крутизна постепенно возрастала, соответственно, всё меньше вмёрзших в склон камней оставалось под ногами. Будь между камнями голый лёд, это бы усложнило наше передвижение. К счастью, на этом этапе пути ледник был закрыт слоем подтаявшего фирна. Постепенно наш с Олегом путь движения всё больше отклонялся в васину сторону и в какой-то момент мы сошлись в одной точке, где, собственно, наметилось заметное выполаживание ледникового языка. К этому моменту как-то внезапно расползлись облака и солнышко припекло так, что даже раскинувшийся под ногами ледник не смог компенсировать эту жару и мы стали скидывать с себя флиски и куртки.


Фирновое покрывало ледника местами вспорото зигзагами трещин, они достаточно узкие - нам не попалось ни одной трещины, которую нельзя было бы перешагнуть или в крайнем случае перепрыгнуть, при этом не опасаясь угодить в трещину ногой. В некоторых местах через трещины оказались наведены "естественные кладки" из камней.


Я с некоторым недоверием отнеслась к каменным "мостам" и по возможности старалась перешагнуть трещину без их помощи, правда, иногда с помощью "дайте мне руку кто-нибудь!" Васька же, напротив, зачастую перебирался через трещины по камням и даже позировал, демонстрируя надёжность конструкции.


Средняя часть ледника, как я уже упоминала, оказалась сравнительно пологой и покрытой размягчённым слоем фирна. Камней здесь было немного, зато их размеры впечатляли - попадались "чемоданы" в человеческий рост. Скалы вроде бы не так близко, но уж если от них отламывается такой массивный "кусочек", то ему ничего не стоит докатиться и до середины ледника. Невольно задаёшься вопросом - что, если вдруг вот прям сейчас сорвётся сверху каменючка, успеем ли отбежать?


Говорят, что мысль материальна, и хотите верьте, хотите нет - пока мы рассуждали о возможном камнепаде, позади нас раздался страшный грохот, заставивший нас обернуться. То, что мы увидели, вынудило нас почти синхронно выдавить из себя что-то вроде "Офиге-е-е-еть!" и застыть с полураскрытыми ртами. Видимо, от скал откололся какой-то большой пласт, и по пути вниз, цепляя новые и новые камни, он превратился в грохочущий каменный поток, таранящий снежник под скалами и потому окутанный снежной пылью. Происходило это настолько молниеносно, но я каким-то немыслимым образом успела включить фотоаппарат (я минуту назад сделала очередной кадр и не успела спрятать фотик в сумочку, но успела его выключить). Но мгновения, пока выдвигался объектив, оказались такими долгими, что когда, наконец, я нажала на кнопку, в кадре не осталось и следа падающих камней, только небольшое облачко снега, перемешанного с каменной пылью. Разочарованно посмотрев на экранчик, я удалила этот кадр.

Местом остановки катящихся крупных камней стали верховья той самой ложбинки, где я так неудачно хряпнулась бедром. Мелкие камешки ещё какое-то время продолжали шуршать и где они закончили своё движение нам было не видно. И хотя мы прошли, как нам казалось, значительно ниже места, куда осыпалась основная масса камней, стало жутковато. Задержались бы на час с выходом - и сейчас были бы как раз именно там! И рассчитывать на то, что ни одна каменюка до нас не долетит, было бы смешно. Но что самое страшное - когда мы проходили тот участок, даже и мысли не было, что именно тут может случиться камнепад. Не внушала та стенка никаких опасений! А выходит, что разминулись мы с камнепадом всего на какой-то час. Во второй раз за сегодняшний день я дала себе слово быть внимательнее и осторожнее.

Адреналин постепенно пришёл в норму и мы продолжили путь к перевалу. Уклон стал ещё меньше, а поверхность ледника стала совсем рыхлой, но цельной, без трещин.


Размягчённый на солнце и побуревший от времени старый фирн перемежался с полосами чистого свежего снега, который сгладил неровности, забив каждое углубление и опоясав каждый камень. Не знаю, почему, но участки, присыпанные свежим снегом, вызывали у нас недоверие и мы предпочитали передвигаться по старому доброму фирну.


На этом этапе мы стали периодически проваливаться. Причём чаще бывало так, что после того, как след в след прошли Олег с Васей, а затем туда наступала я, именно меня снег и не выдерживал и я уходила в него по колено. А Васька только посмеивался - мол, у тебя площадь ступни маленькая, давление вызываешь большое, физика - против неё не попрёшь:) Наверное, именно в такие моменты он ощущал преимущества своего "45-того растоптанного", который в обычной жизни доставляет больше проблем, чем пользы. А я злилась и заставляла его вытаскивать меня из очередной снежной ловушки.


Однако, вскоре проваливаться мы стали все и с примерно одинаковой частотой. Вроде бы прощупываешь палкой - твёрдо, а станешь ногой - и ушёл вниз. Одно радует - недалеко уже до перевала и скоро мы сможем отдохнуть от этого поднадоевшего стиля передвижения. Продолжаем топать в направлении незримой пока седловины, проваливаясь в снег на каждом четвёртом-пятом шагу и почти уже смирившись с тем, что остаток пути придётся пройти именно так. И вдруг совершенно неожиданно под ногами снова оказывается плотная субстанция, о которой мы уже и мечтать забыли. Ура! Теперь дело пойдёт быстрее!

Снова налетела облачность. Вернее, в районе перевала Назалыкол уже давно клубилось над горами, а где-то над долиной Теберды вообще затянуло, но над нами до сего момента было вполне солнечно. Теперь вот и до нас добралось. Там, где с минуты на минуту ожидалось появление седловины, стало пухнуть белоснежное кучевое облако. Вообще-то, облако выглядело как грозовое, но моя метеозависимая башка не подавала никаких сигналов о близкой перемене погоды, поэтому особого беспокойства у нас оно не вызвало. Некоторый дискомфорт возник лишь тогда, когда со скальной стенки вниз поползли плети холодного тумана. А мы тут такие в маечках-рубашечках топаем, и нам же лень остановиться и одеться, мы же думаем, что туман улетучится так же быстро, как и возник.


Туман не улетучился, но и гуще не стал. Мы постепенно привыкли к бодрящей прохладе. И вот впереди появилась седловина, подёрнутая лёгкой туманной завесой. А под ногами на побуревшем от пыли фирне стали просматриваться полосы так называемого "арбузного снега" - участки розовой или даже бордовой окраски. Это бактерии, живущие в снегу, придают ему такой цвет.


Но наше внимание приковано вовсе не к седловине, а к причудливым каменным изваяниям над ней. Один из скальников весьма недвусмысленной фаллической формы просто не мог не вызвать у нас всплеска эмоций. "А торчит-то прям назло всем ветрам! Нет... Назло Рынджи!" С этой дурацкой подачи в дальнейших разговорах между собой за перевалом Назлы-Рынджи закрепилось шутливое название "Назло Рынджи":)


А теперь, отбросив шуточки в сторону, давайте решим, на какую из седловин пойдём. Их же две - северная и южная. Южная чуток правее той причудливой скалки и пока не просматривается за снежным валом, а северная - хорошо видна прямо по ходу, перевальный взлёт просто смехотворен и взойти на неё кажется делом пустячным. Пожалуй, не будем выпендриваться и пойдём на северную седловину. До неё осталось всего каких-то метров 30 по высоте.


Подойдя ближе, мы увидели, что путь на южную седловину по снегу выглядит не очень логично - придётся спуститься в снежную ложбинку, откуда доносится журчание талой воды, а затем подняться по крутому снежнику. Наверняка, в ложбинке есть промоины, куда можно нехило провалиться, а снежный склон твёрдый как камень? Возможно, на южную седловину ходят через северную.


Солнце снова пробилось к нам из-за облаков и совсем разогнало туман. До седловины Назлы-Рынджи оставались считанные метры. Позади остался зачехлённый снегом ледник Назалыкол, причём как-то неожиданно было увидеть его без камней, ведь по пути сюда их было столько... а обернёшься - и никакого намёка. Все камни остались за перегибом ледника. Не виден в полном объёме и тот каменный хаос, который впечатлил нас при взгляде с пер.Назалыкол.


Ещё раз напоследок окинув взглядом пройденный путь, мы мысленно распрощались с долиной Назалыкола и сделали заключительный рывок вверх по мелкокаменной рыжеватой сыпушке.


В 15-50 мы достигли северной седловины перевала Назлы-Рынджи. GPS показал ровно 3400 м, что совпадало с данными известных мне источников. Это высшая точка нашего маршрута. Рюкзаки с плеч, мы заслужили отдых и вкусняшки!

Мне не терпелось разглядеть с высоты перевала наш дальнейший путь на ближайшие пару дней, но оказалось, что видно лишь Большое Рынджинское озеро, и то неполностью.


Ожидания были несколько иными, почему-то я полагала, что увижу в протянувшемся напротив хребте Даут вершину Рынджи-Аге. Ну, или хотя бы перевал Искровцев, который у нас в планах следующим. Но обзор на Даут оказался таким узким, что совершенно сбило меня с толку. Несколько мгновений я усиленно пыталась в очертаниях видимой широкой седловины "узнать" перевал Искровцев. Но это был не он! Ведь под ним не должно быть открытого ледника! Я не могла с лёту опознать то, что вижу, но вскоре до меня дошло, что перед нами перевалы из самых верховий Даута, которые южнее Искровцев. В тот момент я даже не знала их по именам. Уже после похода я досконально изучила, где какой перевал в Дауте, и теперь могу идентифицировать каждую видимую седловину(слева направо): пер.Искра(или Газовщик, 1Б*), пер.Нефтяник(1Б), пер.Саламандра(1Б), пер.Узловой(1Б) и даже немного видна Даутская Щель(2А).


Стоит сказать не только о перевалах, но и о вершинах, которые предстали нашему взору с Назлы-Рынджи. Эффектно смотрится отсюда пик МИФИ с очень запоминающимся овальным ледничком под самой вершиной. В этом ракурсе пик МИФИ наряден и суров одновременно, и совершенно отвлекает внимание от других вершин, затмевая их своей мощью.


Вон из-за хребта Даут выглядывают вершины Махаров, окутанные облаками, а за ними вечными снегами на склонах белеют стены Гвандры. Но пик МИФИ снова тут как тут - взгляд цепляется за него и оторваться очень трудно. Облачность мешает нам рассмотреть ещё более далёкие горы, но почти уверена, что тягаться по зрелищности с пиком МИФИ им было бы нереально. Он здесь - Номер Один.


Лишь наглядевшись вдоволь на пик МИФИ, открываешь для себя сияющее бирюзовым островком среди бескрайнего моря камней Большое Рынджинское озеро.


А чуть правее, под скалами Кышкаджерского хребта видны остатки угасающего Рынджинского ледника, распавшегося на несколько отдельных сегментов. Нижние части этих сегментов - голый лёд, вверху фирн подходит под скалы на довольно большом расстоянии от гребня, что увеличивает сложность с рынджинской стороны таких перевалов как Павлиний Глаз и Локомотив. В настоящее время их оценивают как 2А, но в былые годы, когда ледник был мощнее и фирн доходил почти до седловин, например, Локомотив считался 1Б, потом стал 1Б*, а теперь его прохождение таким группам, как мы, не по силам. Именно поэтому мы сейчас на Назлы-Рынджи:)


Мы прошли по разрушенному гребню в сторону южной седловины Назлы-Рынджи, чтобы лучше рассмотреть Большое Рынджинское озеро. И только с этой точки стало заметно, что в Дауте, к северу от пер.Искра, начинает вырисовываться ещё одна седловина, которая и есть перевал Искровцев. Если пройти ещё дальше по гребню, то удалось бы разглядеть пер.Искровцев целиком. Но скалы были сильно разрушенные и дальше лезть нам расхотелось.


В районе южной седловины гребешок представлял собой нагромождение острых скал, которые крошились при малейшей попытке на них опереться. Так что на южную седловину, конечно, пройти можно, но особого смысла это не имеет, особенно если учесть, что спуск с неё начинается узким камнеопасным кулуаром.


Вернувшись к рюкзакам, мы занялись традиционными перевальными делами: нашли в туре чужую записку и написали свою. Затем оделись потеплее, и, укрывшись от ветра за камнями, уселись перекусить. Я точно не помню, как давно сложилась у нас традиция - в высшей точке маршрута съедать баночку красной икры, но свято чту эту традицию, несмотря на то, что носить лишний вес (баночку икры и крекеры) приходится именно мне. В этом походе пришлось таскать эти вкусняшки целых 6 дней и каждый раз, видя их в рюкзаке, говорить себе "ещё не время!":) И вот это время пришло!
Мы щедро намазали крекеры икрой, накромсали грудинки (хотя это было уже лишнее, поскольку банка икры на троих это не просто себя побаловать, а нормальненько так обожраться), и предались вполне заслуженному чревоугодию:)


Взамен перевальной записки от Саратовского областного клуба туристов в тур была положена наша записка.


Мне до сих пор не вернулась весточка о том, что наша записка была найдена. Хотя на следующий день мы повстречали двух московских туристов, идущих на Назлы-Рынджи, и были уверены, что судьба нашей записки - пролежать в туре 1 день. Но то ли эти товарищи не заморачивались "игрой в записки", то ли не нашли тур, то ли поднялись на южную седловину и спустились оттуда же.

Час, проведённый на перевале Назлы-Рынджи, показался нам каким-то скоротечным. Вроде бы только пришли, а уже и уходить пора. Конечно, хотелось задержаться тут подольше, но была некая неопределённость насчет того, сколько времени нам потребуется на спуск к Большому Рынджинскому озеру. Хотелось бы оказаться на берегу озера засветло. И мы, ещё раз взглянув назад, на долину Назалыкола, сделали шаг вперёд и вниз. Подробности дальнейшего пути я опускаю, поскольку они уже были мной описаны здесь.

Спустя пару часов усердной борьбы наших усталых ног с камнями мы ставили палатки на песчаном мысу у озера. К тому времени, как и ожидалось, погода подпортилась и с неба настойчиво заморосило. Мы едва успели закинуть внутрь вещи, и уже под нарастающим дождём, грозившем перерасти в нехилый ливень, натягивали потуже растяжки и углубляли канавки вокруг палаток. Фото-надежды на прекрасный тихий вечер у озера не оправдались, и вместо любования закатными видами нам пришлось сидеть в палатке.

Но впереди у нас было утро, и оно оказалось потрясающим.


В последующие пару дней, продолжая идти по маршруту, мы ещё не раз оборачивались в сторону перевала Назлы-Рынджи, вспоминая эти несколько суровые на вид, но прекрасные места.

Мы удалялись от Кышкаджерского хребта и шли навстречу неизвестному для нас хребту Даут...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments